Даму сердца полковника Захарченко взяли за шкирку

Aнaстaсия Пeстрикoвa.

Нaпoмним, oсeнью прoшлoгo гoдa дaму сeрдцa Дмитрия Зaxaрчeнкo зaдeржaли в aэрoпoрту Сaмaры, кoгдa oнa дoлжнa былa улeтaть нa Кипр. Oттудa Пeстрикoву привeзли в Мoскву и прeдъявили oбвинeниe в мoшeнничeствe. Якoбы oнa пoпытaлaсь снять сo счeтa aрeстoвaнныe у ee рoдствeнницы Лилии Гoршкoвoй 16 млн дoллaрoв, кoтoрыe, пo вeрсии слeдствия, рaнee пoлучилa oт Зaxaрчeнкo нa вoспитaниe иx общего сына. Следователи отправили Анастасию на 48 часов в изолятор временного содержания на Петровке в Москве. В то же время они подготовили ходатайство о заключении Пестриковой под домашний арест. Однако Генпрокуратура РФ не согласилась с позицией СК и закрыла дело за отсутствием состава преступления. После этого дама обратилась в суд с иском к Минфину и потребовала компенсации морального вреда в размере 3 млн рублей за незаконное уголовное преследование.

Перед заседанием в пятницу, когда стороны уже зашли в зал, госпожа Пестрикова учинила скандал. Она пыталась запретить журналистам фото- и видеосъемку.

— Ваша честь, я против того, чтобы здесь находились представители прессы. Прошу меня от них оградить. Мне и так очень тяжело, — со слезами на глазах говорила истица. И для пущей убедительности громко зарыдала.

Адвокаты заявили ходатайство о рассмотрении дела в закрытом режиме, но не смогли привести убедительные доводы. Кроме того, что СМИ наносят их доверительнице якобы репутационный ущерб. Поэтому судья Герман Бугынин его справедливо отклонил.

— У вас нет исключительных обстоятельств для закрытия процесса. Вы просто слишком эмоциональны, — пояснил председательствующий.

Но очень быстро выяснилось, что слезы подруги Захарченко — пророческие. Представитель Минфина выступил с сенсационным заявлением. Он попросил приобщить к материалам дела постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Пестриковой и привлечь в качестве третьего лица Генпрокуратуру РФ.

— Это новое постановление. Дело возбуждено Следственным комитетом РФ 10 мая по статье 303 УК РФ («Фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности»), — пояснил юрист.

Судья с интересом стал изучать поступивший документ. А адвокаты вступили в спор с оппонентом, засыпав его вопросами.

— Происходят странные вещи. Это называется цирк. Откуда у вас эти материалы? Почему нам ничего об этом не известно? — тараторили они.

— Из правоохранительных органов, откуда они еще могут быть? — парировал ответчик.

Судья приобщил документы, предоставленные Минфином, и привлек надзорное ведомство, чтобы оно выразило свою позицию.

Защитники на это лишь заявили, что у прокуратуры еще есть время, чтобы признать новое дело незаконным и отменить его.

Ошарашенная Анастасия продолжала всхлипывать. «Я ничего об этом не знаю, меня просто взяли за шкирку, и посадили, и продолжают на меня давить дальше».

При этом служитель Фемиды согласился с позицией адвокатов, признав, что сложилась довольно странная ситуация.

— Материал тут тот же самый, что и в сентябре 2017 года. Поэтому, чтобы разрешить вопрос с реабилитацией, нужно сделать запрос в СК РФ. Возможно, расследование продолжилось, но уже с другой квалификацией, — пояснил судья.

В итоге было решено отложить заседание до 15 июня. Пестрикова и ее адвокаты поспешили покинуть здание правосудия.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.