Памяти Киры Муратовой: «От человека многое зависит, но в итоге ничего»

Oнa былa гeниaльнa, снялa выдaющиeся кaртины «Кoрoткиe встрeчи», «Дoлгиe прoвoды», «Пoзнaвaя бeлый свeт», «Пeрeмeнa учaсти», «Aстeничeский синдрoм», a мeждунaрoдный зритeль узнaл ee пoзднo. Ee рeтрoспeктивa впeрвыe прoшлa зa прeдeлaми Рoссии и Укрaины нa Рoттeрдaмскoм кинoфeстивaлe буквaльнo нeскoлькo лeт нaзaд, гдe пoкaзaли ее дебютную короткометражку   «У крутого яра» и последние на тот момент «Кинопробы». И все удивились неповторимому миру ее образов. Свою последнюю картину «Вечное возвращение» она сняла в 2012 году. Отсутствие работы было подобно смерти.

В советское время фильмы Муратовой лежали на полке, а многие коллеги ее третировали. На сочинском «Кинотавре», куда она любила ездить, и одна из немногих режиссеров не выходила из зрительного зала, смотрела все, что только можно, потому что все ей было интересно. А зрители часто воспринимали ее кино   в штыки. Наиболее активные из них названивали в дирекцию фестиваля времен Марка Рудинштейна и требовали устроить над ней суд – так раздражало кино, которое она снимала.

Старожилы «Кинотавра» помнят и то, как со сцены Александр Розенбаум сказал, что как врач скорой помощи считает, что Муратовой требуется госпитализация,   ей пора в клинику. Когда она узнала об этом, то спокойно отреагировала: «Мое кино отчасти состоит из людей, которые его и не поняли бы. А в хорошей клинике я бы с удовольствием полежала, привела себя в порядок. Как было бы хорошо, если бы надо мной склонялись медсестры в белых халатах».

В ее фильмах снимались в основном непрофессиональные артисты, какие-нибудь одесские старушки, кочевавшие из одного ее фильма в другой. Такими же второстепенными людьми были и ее герои.

Муратова всегда была человеком с достоинством. Она вынуждена была ходить с протянутой рукой по кабинетам киночиновников, чтобы найти финансирование для своих картин. Но стоически это выдерживала.

В последние годы становилось все труднее и труднее работать, так что охватывало отчаяние. Мучительная болезнь забирала все соки. Близкие говорят, что Кира Муратова мечтала об эвтаназии, но кто бы на постсоветском пространстве смог ей в этом помочь…

В 2015 году наш корреспондент встретился с Кирой Георгиевной. Говорили о многом, а в конце она сказала: «Когда ничего нельзя сделать, ты постепенно осознаешь: а почему я   ничего не чувствую? А   потому что бессмысленно что-либо чувствовать. От человека многое зависит, но в конечном итоге ничего. Так, по мелочам, моментами. Это и есть рок. То, что древние трагедии превозносили главной темой. А она все время главная».

Читайте интервью Киры Муратовой «МК»: «В Одессе мы живем отшельниками»

Также смотрите интервью:   «Кира Муратова: Какая я колдунья? Я ведьма»

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.